Лесные болезни легче предотвратить, чем вылечить

В 2007 году в Санкт-Петербурге был создан Центр защиты леса Ленинградской области как филиал федерального бюджетного учреждения «Российский центр защиты леса» Федерального агентства лесного хозяйства. Сегодня это ведущий в России центр мониторинга состояния лесов на основе регулярной сети пунктов наблюдения. Филиал успешно работает на территории трех субъектов Российской Федерации: Ленинградской, Мурманской областей и Республики Карелия. Специалисты Центра оказывают методическую помощь при проведении лесопатологического мониторинга в Новгородской, Псковской и Калининградской областях.

Более подробно о задачах и коллективе Центра мы попросили рассказать директора учреждения Романа Николаевича Глебова.

– Роман Николаевич, прежде всего, несколько слов о структуре вашего Центра и его основных функциях.

 

– Центр защиты леса Ленинградской области является одним из 42 филиалов, работающих сегодня в Российской Федерации. Сегодня мы обслуживаем лесную территорию в 18,9 млн. га, что всего на 3,4 миллиона гектаров меньше площади занимаемой всеми лесами нашего ближайшего соседа – Финляндии. Весь объем работ осуществляют специалисты шести подразделений и трех основных лабораторий, расположенных в Санкт-Петербурге и Петрозаводске. Полевые и лабораторные работы проводятся с использованием современной инструментальной базы и высокотехнологичного оборудования.

 

Что же касается структуры, то мы работаем по следующим основным направлениям: лесопатологический мониторинг, радиологический мониторинг, контроль качества лесных семян, почвенно-химический и фитоанализ. Каждое подразделение имеет собственную лабораторию.

 

– Фронт работы огромный. Что, на ваш взгляд, требует особого внимания?

 

– Основное наше направление, конечно же, проведение лесопатологического мониторинга. Мы постоянно собираем и анализируем информацию о санитарном и лесопатологическом состоянии лесов. Эти данные нужны для проведения профилактических мероприятий и защиты лесов от воздействия негативных факторов разного рода. В данном вопросе у нас давно налажено тесное и постоянное сотрудничество с органами управления лесным хозяйством в субъектах РФ. Отработанный механизм взаимодействия позволяет быстро и качественно принимать управленческие решения.

 

– Что же представляет собой лесопатологический мониторинг?

 

– Прежде всего, это наблюдение за «самочувствием» наших лесов через целую сеть специальных пунктов, расположенных по всему лесному фонду. В этих пунктах заложены так называемые модельные деревья, и мы ежегодно проверяем и описываем их состояние, все текущие изменения. На данных участках запрещена любая лесохозяйственная деятельность, что позволяет получать данные в динамике с минимальной погрешностью. Таким образом, мы получаем глобальную информацию о трансграничном перемещении загрязняющих веществ и влиянии различных негативных факторов на леса в целом.

 

Кроме того, ежегодно выполняем большие объемы лесопатологической таксации насаждений, учета и контроля численности вредителей и развития болезней лесов. Особое внимание при этом обращаем на участки, прилегающие к уже поврежденным, например, сильными ветрами лесам. Ведь это потенциальные очаги вредителей и болезней.

 

Вспомним хотя бы 2010 год, когда все наши силы были брошены на таксацию последствий мощного урагана. Тогда в Ленинградской области за несколько часов шквалистый ветер повалил годовую расчетную лесосеку.

 

Используя космические снимки, мы оперативно выдали информацию о масштабах повреждений и проанализировали их возможные последствия. А так как именно там мы ожидали «внеплановые» очаги возникновения и развития опасных для леса насекомых, вся полученная информация незамедлительно направлялась в комитет по природным ресурсам Ленинградской области.

 

Мы сами видели, как решительно принимались меры, и, главное, меры эти были эффективными. В итоге все потенциальные очаги своевременно ликвидировались. Хотя, надо сказать, опасность поражения леса вредителями в последующие годы была достаточно высокой и локальные очаги все-таки возникали.

 

– Роман Николаевич, вас можно назвать лесным доктором. Какой диагноз вы можете поставить лесам Ленинградской области?

 

– Пока в целом ситуация стабильная. На территории нескольких лесничеств мы фиксируем локальные усыхания ельников, накопление мертвой древесины. Но в ближайшее время вероятность развития крупных очагов вредителей и болезней низкая по целому ряду причин. Такой критической ситуации, которая сложилась, например, в Московской области, мы уж точно не прогнозируем.

 

Но нас все-таки несколько беспокоит Карельский перешеек и восток области, где есть свежие ветровалы. Прошлой осенью на регион снова «налетели» сильные ветра. Повалило немало деревьев. Эти участки необходимо оперативно обследовать, завалы ликвидировать. К тому же там много старовозрастных ельников, которые сами по себе являются прекрасным плацдармом для распространения вредоносных насекомых.

 

– А как обстоят дела с зелеными насаждениями в Санкт-Петербурге? Ведь антропогенная нагрузка колоссальная. Насколько это влияет на их здоровье?

 

– Безусловно, зеленые насаждения в мегаполисе испытывают стресс от целого ряда факторов и также нуждаются в постоянном профессиональном наблюдении, разработке и проведении оперативных профилактических и защитных мероприятий. Это относится как к историческим деревьям и насаждениям, так и к молодым посадкам. Но в целом, на наш взгляд, город уделяет немало внимания увеличению числа насаждений, которые являются не только «зелеными легкими», но и эстетической природной средой, и это не может не радовать горожан.

 

– Лесопатологический мониторинг – основное, но не единственное направление деятельности Центра защиты леса. Как отслеживается качество семенного материала?

 

– Действительно, до недавнего времени часть полномочий в области лесного семеноводства находилась в нашей компетенции. Мы не только следили за качеством и происхождением семян, надежностью отборщиков проб для анализа, но и сопровождали работы по созданию и содержанию объектов лесного семеноводства.

 

Но с этого года значительная часть полномочий в сфере лесного семеноводства передана непосредственно в субъекты. За нами же осталась лишь одна федеральная функция – контроль качества лесных семян и аккредитация отборщиков проб. Хорошо это или плохо – покажет время.


Если говорить непосредственно о семенном материале, то все образцы партий лесных семян, собираемых на территории лесного фонда, в обязательном порядке поступают к нам на проверку. Мы выдаем соответствующие паспорта качества.

 

Я не случайно вспомнил про объекты лесного семеноводства. Это объекты, где выращиваются деревья с улучшенными генетическими характеристиками для сбора семян самого высокого качества. Они создавались в разное время, начиная с семидесятых годов. На сегодняшний день часть из них уже списана, часть продуцирует. Я очень надеюсь, что в ближайшее время будет налажена работа по сбору семян на этих объектах. Кроме того, важно продолжить создание новых подобных объектов. В этом процессе мы готовы оказывать содействие в рамках нашей компетенции.

 

Поэтому очень рассчитываю, что новый семеноводческо-селекционный центр в Лужском районе Ленинградской области будет использовать семенной материал только с улучшенными генетическими характеристиками.

 

– А как осуществляется радиологический мониторинг?

 

– Мы все прекрасно помним, какие последствия появились в результате аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году, которые затронули и Ленинградскую область. Кроме того, у нас в регионе есть и ряд объектов атомной отрасли. Поэтому регулярное проведение радиологического мониторинга лесного фонда тоже одна из наших государственных функций.

 

Каждый год специалисты Центра выезжают в определенные участки леса с тем, чтобы отобрать образцы: древесины, кроны, напочвенного покрова, почвы, грибов, ягод. Затем образцы в лабораторных условиях проверяются на содержание радионуклидов. Надо сказать, что каких-либо отклонений, которые бы повлекли за собой определенные ограничительные и запретительные меры, на территории лесного фонда области нами пока не установлено.

 

– Наверное, сложно было бы выполнять весь этот огромный объем работ без заранее отработанных методик, каких-то новых методов и приемов и, конечно, без специалистов с высокой профессиональной подготовкой?

 

– В своей работе мы используем различные методы, включая и космические технологии. То есть снимки, которые получаем со спутников для определения каких-то наиболее крупных проблемных участков в рамках дистанционного мониторинга. Эта информация помогает в работе нашим специалистам-полевикам, непосредственно определяющим санитарное и лесопатологическое состояние насаждений с использованием сложного современного инструмента и оборудования.


Вот уже несколько лет, как мы перешли на электронную систему фиксации и обработки данных. Ведем базу данных, включающую визуализацию или пространственное позиционирование проблемных территорий. Естественно, применение современных технологий предполагает и наличие высококлассных специалистов.

 

Сотрудники Центра регулярно проходят курсы повышения квалификации. Перед началом полевого сезона у нас обязательно проводятся тренинги. Так, в мае мы выезжали на неделю на Карельский перешеек для теоретической и практической отработки основных видов деятельности с тем, чтобы реально оценить готовность каждого специалиста. Только после этого они получили допуск к предстоящим работам.

 

Это тем более важно потому, что наша деятельность требует наличия широкого спектра знаний и опыта. Без этого результата не будет. И, безусловно, в профессии никуда без любви к природе, к лесу, который не на один месяц в году для многих становится, без преувеличения, родным домом.

 

– Всегда ли Центр находит понимание с властями?

 

– Как я уже говорил, у нас налажены хорошие рабочие отношения как с региональными управлениями лесами, так и с лесничествами на местах. Подписаны соглашения об информационном взаимодействии. Результаты нашего мониторинга регулярно передаются коллегам. Это позволяет постоянно держать руку на пульсе и вовремя принимать те или иные решения. Ведь со здоровьем шутить нельзя. И здоровье леса не исключение. Вылечить на ранней стадии всегда проще.

 

Важно и то, что мы и сами регулярно получаем информацию из лесничеств о тех или иных мероприятиях, связанных с нашей сферой деятельности. Так что диалог налажен.

 

Кстати, пользуясь, случаем, я хотел бы выразить слова благодарности сотрудникам лесничеств за их немалый вклад в сохранение лесов, за нашу совместную работу. Во многом благодаря людям, искренне любящим свое дело, которые сегодня работают в нашем лесном хозяйстве, мы уверены в санитарном благополучии будущих лесов. Как и в том, что через пару десятков лет на местах нынешних вырубок обязательно зашумят кронами здоровые и красивые леса.

http://lesvesti.ru/news/view/7784/